Поиск по сайту

 

Транслит #22

"Транслит #22"

(2019)

Отправляйте заказ!
Вам повезет.

переплёт: Мягкая обложка

Многие отмечают схожесть нынешнего момента с застоем и, соответственно, тем дискурсивным и историческим опытом повисшего в воздухе надрыва, который никак не разрешался: казалось, что вот-вот что-то должно произойти, но ничего не происходило. Это с точностью до противоположности напоминает формулу 90-х: «это было навсегда, пока не кончилось«. 

Однако, современное чувство времени отличается и от застойного и от перестроечного, его можно определять как метазастой (М. Куртов), нарративно-фикциональной формулой эпохи политического поражения могла бы стать «это могло бы быть, но похуй» (И. Гулин), а технологическим бэкграундом такого чувства времени оказываются быстрые коммуникации, чья темпоральность разительно диссонирует с остановившейся историей.
 
Обращение к «застою» само по себе проблематично, так как он не может исчерпываться символически-дискурсивным описанием одного политико-литературного клише позднего социализма. Вслед за найденным трафаретом для современности в одной отдельной взятой стране, застой стал обнаруживаться по всему миру и приобретать глобальное политическое, экономическое и технологическое измерения. Застоев стало много и они сложным образом взаимосвязаны, каждый застой обладает своей внутренней застойной динамикой и требует исследования своей археологии.
Специфичной становится и роль критики при новом застое, когда любая позиция «вненаходимости» (А. Юрчак) уже вписана в него, а любая критика напоминает бег на месте и быстро «выдыхается» (Б. Латур). Если власть сегодня более не упорядочивает и не нормирует, а действует изнутри, управляя бытийным различием (С. Лэш), то политика начинается не в речи и критическом дискурсе (публичное «заявление» уже не имеет решающего значения), а в медиакультурных техниках на уровне интенсивности и разветвленности коммуникаций.
 
Наконец, идет ли речь о (витающем по старинке в воздухе) духе эпохи? О нарративно-фикциональной грамматике современности и господствующих языковых симптомах (см. Аванесян о «комплекс-времени»)? Или о более инкорпорированном и технологически детерминированном чувстве времени и, как следствие, нашем медиа-бытии, определяющем сознание (см. Й. Регев о прокрастинации)? На каком бы уровне абстракции и в каком бы методологическом направлении не разворачивался анализ этого понятия, оно приводит к своей странной диалектической паре — быстрым коммуникациям.
 
Перепроизводство электронного общения и дефицит политических трансформаций могут и не быть связаны каузально или отношениями негации (из чего сложнее выйти — из застоя или своего сетевого профиля? не одно ли это и то же?), но они неизменно ведут к снятию прежних разграничений и симптоматичным гибридам. Основная борьба разворачивается уже не между старыми институтами и новыми медиа, а внутри одной общей конфигурации: сотрудник Google и арабский фундаменталист, рейтинговый блогер и православный сановник – пишут код и отпускают грехи с помощью одних и тех же технических средств на фоне подъема новых популизмов. В конце концов, на повестке вопрос, почему и как происходит воспроизводство старых социальных отношений внутри новых технологических форм?
 
Если вначале 2010-х годов новые средства коммуникации неизменно связывались с мгновенной социальной мобилизацией, то к концу этого десятилетия стало понятно, что твиттер-революции обернулись сбором персональных данных демонстрантов, а подписание петиций стало инструментом социальной демобилизации. Политический активист и медиолог Режи Дебре различал передачу (transmission) как институализированную и материализованную процедуру политической культуры через поколения и коммуникацию (communication) как чисто синхронный обмен данными, не приводящий к созданию прибавочной культурной стоимости. Если первое понятие отдает некоторым консерватизмом («консерватизм передачи»), то восторги по поводу эпистемологических и политических перспектив второго также немало поутихли с 90-х. На сегодняшний день электронная коммуникация больше не является горизонтальным ответом на иерархически выстроенные и грозящие обвалиться большие повествования, а становится просто цензом публичного присутствия.
 
Наконец современная поэзия переживает, с одной стороны, драму потери видимости — уже не из-за централизованной цензуры, как во времена застоя, а вследствие растворения в сетях и пабликах свободной публикации. С другой стороны, именно в протоколах обмена данными современная поэзия часто находит источник вдохновения, а — в речевых жанрах, возникающих в повседневной коммуникации, опосредуемой мобильными устройствами — свой конструктивный принцип. Одни поэты подражают мемам, сетевым вирусам и машинному письму, другие — акцентируют внимание на алгоритмах, обычно остающихся незаметными в режиме быстрых коммуникаций.
 
Содержание:
 
Теория:
 
Александра Новоженова. Формулы энергии (с предисловием Глеба Напреенко)
Дмитрий Жуков. Застой как стадия революционной борьбы
Игорь Гулин. Сумерки стройки. Мессианические аспекты советской производственной драмы
Алексей Конаков. Материальная база застоя: Александр Миронов как поэт архаики, смерти и нефти
Дмитрий Бреслер. КЛЭ. Т.1–9 (1962—1978): краткий обзор для продвинутых пользователей
Коллективная рецензия участников семинара «Прагматика художественного дискурса» на Russian Literature vol. 96-98 «Russia – Culture of (Non)Conformity: From the Late Soviet Era to the Present»
Олег Горяинов. Истощая время: границы консервативного сознания и их преодоление в «Книге непокоя» Фернандо Пессоа
Тим Тимофеев. Месмеризм в эпоху переменных движений
Евгения Суслова/Егор Рогалев. Эффекты связи
Поэзия:
 
Дмитрий Жуков.  Мертвое тело тирана (с предисловием Марины Симаковой)
Анонимный автор. ΜΕΤΑΖΑΣΤΟΑ
Денис Ларионов. Телефон доверия (глава из романа)
Дмитрий Голынко. Кругом невозможно 3D (с предисловием Алексея Конакова)
Инна Краснопер. за-открывает то, что еще (с предисловием Романа Осминкина)
Анна Родионова. Простые рефлекторы (диалог с Екатериной Захаркив)
Александр Сильверстов. ΠΕΡΊΟΔΟΣΘΑΝΑΤΟΦΌΡΟΣ (предисловие Евгении Сусловой)

Павел Арсеньев. Вне зоны действия (Гаванский дневник)