Поиск по сайту

 

19.02.2014 - Новые книги издательства "Текст"

В издательстве "Текст" вышли романы финского прозаика Микко Римминена и одной из самых читаемых писательниц современной Швейцарии Анны Брекар, а также книга лауреата Нобелевской премии Элиаса Канетти о Кафке. 

 

Римминен создал великолепный роман, позволяющий снова поверить в человека. 

Самые обыкновенные, казалось бы, люди, которых он изображает, показывают нам, насколько героически способна сражаться с одиночеством  и страхом простая человеческая дружба. 

«Хельсингин Саномат» 

 

Впервые на русском — роман одного из наиболее талантливых современных финских прозаиков Микко Римминена (р. 1975). 

В 2010 году роман  был удостоен самой престижной в Финляндии литературной премии. 

Книга начинается с того, что главная героиня по ошибке звонит в дверь незнакомой квартиры — и, дабы выйти из неловкого положения, притворяется исследователем, про¬водящим социологический опрос. Так в голове у этой женщины — чудачки, робкой, искренней, смешной, порой наивной — рождается мысль, как можно преодолеть одиночество, которым насквозь пропитана ее жизнь… 

Но поиски человеческого тепла оборачиваются для нее неприятностями и тянут за собой череду трагикомических ситуаций. 

 

 

Роман «Неторопливый рассвет» сродни сновидению, он гармоничен, эротичен и полон неожиданностей. Читатель понятия не имеет куда заведет его повествование, но он послушно и слепо продолжает следовать за автором. 

 «Ле Тан» 

 

Впервые на русском — роман Анны Брекар одной из самых читаемых писательниц современной Швейцарии. 

Героиня романа приезжает из Америки в Женеву — город, в котором она выросла. Прогулки по старинным аллеям окрашены грустью — у нее умирает мать. Зато встречи с «призраками прошлого» — с людьми, возлюбленной которых она когда-то была, — заставляют героиню многое переоценить в своей жизни. Роман полон горечи и пылкой страсти. 

Неужели преуспевающий современный человек способен разобраться со своим отношением к миру лишь перед лицом несчастья?.. 

Анна Брекар хорошо известна у себя на родине. Она занимается литературным переводом и пишет книги, которые пользуются огромной популярностью.

 

 

Я лживый человек, 

мне иначе не удержать равновесия, 

слишком утлый челн мне достался. 

Франц Кафка 

 

В этих письмах непредставимая мера интимности: они куда интимней, чем могло быть самое совершенное описание счастья. Не побоявшись сказать жестокую правду о себе, Кафка первым явил нам образ нашего мира. Процесс, который в течение двух лет развивался в переписке между Кафкой и Фелицией, стал превращаться в нечто иное – тот другой «Процесс», который известен теперь каждому. 

Элиас Канетти 

 

Впервые на русском — книга «Другой процесс» (1969) лауреата Нобелевской премии Элиаса Канетти (1905–1994). 

Эту книгу можно сравнить и с булгаковским жизнеописанием Мольера, и с романом Томаса Манна о Гёте, и со многими другими повествованиями художников о художниках. 

Но гораздо важнее то — ни с чем не сравнимое — обаяние, которое присуще каждому творению истинно большого мастера и которым этот текст, безусловно, отмечен. 

 

Из послесловия М. Рудницкого: 

Лауреат Нобелевской премии (1981), один из патриархов мировой литературы ХХ столетия Элиас Канетти всю свою долгую жизнь (1905–1994) жгуче интересовался проблемами существования человека в обществе, где главной ценностью оказывается возможность повелевать другими людьми, или, проще говоря, власть... 

Произведение Канетти тем и замечательно, что обнажает причины, по которым Кафка оказывается близок и понятен каждому, кто жил или живет в условиях тоталитарного господства. Канетти формулирует эти причины с пронзительной лапидарностью, когда называет Кафку «величайшим экспертом в вопросах власти»... 

Однако для Канетти это лишь отправная точка, отталкиваясь от которой он выстраивает свою, отнюдь не во всем бесспорную, но бесспорно увлекательную интерпретацию творчества Кафки и толкование его судьбы. За каждой строкой этой книги стоят любовь, увлеченность — и да, сострадание. Сострадание единомышленника и собрата, который знает, каково нести в себе все боли и невзгоды своего века, а вдобавок к ним — еще и свои личные трагедии и тайны...