Поиск по сайту

 

03.01.2015 - МИР МОГ БЫТЬ ДРУГИМ: УИЛЬЯМ БУЛЛИТ В ПОПЫТКАХ ИЗМЕНИТЬ ХХ ВЕК

 Так прошла жизнь человека, который предсказывал повороты истории. Он спас Фрейда и спас Париж, a Россию и мир в том веке не спас никто. O самом серьезном его влиянии приходится писать, как пишут альтернативную историю — в сослагательном наклонении. Если бы Вильсон выслушал Буллита, вернувшегося из России с сенсационными предложениями большевиков, ход русской революции и мировой истории мог стать иным. СССР скорее всего не было бы, а на месте бывшей Российской империи возник бы десяток государств. Если бы Рузвельт доверял Буллиту, мировой войны могло не быть или она осталась бы локальной, мир избежал бы Ялтинских соглашений и холодной войны... Но Буллиту верил блестящий Джордж Кеннан, учившийся у него азам дипломатии и тайнам советской политики. Ему верил загадочный Жан Монне, чей проект Европейского союза реализовался как плод их общих с Буллитом идей. И наконец, Буллиту верил обреченный Михаил Булгаков, сведший его с Христом, Кантом и самим дьяволом.

 

 

– Поначалу Буллит сочувствовал «русской революции», что заставило его в ней разочароваться?

– Личный опыт жизни в СССР в 1933–1936 годах. Он сам увидел, насколько далека была практика социалистического строительства от высоких слов, с которых началась русская революция. Этим словам продолжали верить очень многие, не имевшие такого опыта. Но были и те, кто не отказался от своей веры в Советы и в Сталина, даже пожив в СССР. На таких «попутчиков», часто небескорыстных, опиралась и советская пропаганда, и разведка. У Буллита был уникальный опыт общения сначала с Лениным, потом со Сталиным. Думаю, он знал и Троцкого в бытность того в Нью-Йорке.

Ленин принял прямо из рук Буллита далеко идущий план расчленения России; если бы этот план был одобрен Вильсоном, это изменило бы историю, и американский идеализм доказал бы свою способность творить мир. Но Вильсон этого не понял или просто был на тот момент уже слишком болен.

Потом как посол и посредник между Рузвельтом и Сталиным Буллит надеялся сделать вторую попытку изменить Россию и мир. У него опять не получилось, Сталин сыграл с ним в свои обычные игры, обещал и обманывал.

– Почему Буллит был уверен, что Первая мировая не станет последней мировой войной? Почему, с его точки зрения, так нельзя заканчивать войны? 

– Буллит был одним из очень немногих (другим был британский экономист Джон Мейнард-Кейнс), который сразу понял, что Версальский мир стимулирует реваншизм в Германии, отправляет Россию в свободное плавание и ведет к новой войне в Европе. Дело было не только в том, что условия мира разорили Германию и проигнорировали Россию. Для американцев эти условия мира еще и были нечестными. Они противоречили той программе демократического переустройства, которую Вильсон обещал миру, когда ввел Америку в войну. Эту ложь увидели везде — в Германии, Австрии и России.

<…>
– Может ли истинный патриот своей страны, а Буллит несомненно был таким, разделять и понимать мотивы руководства страны-«врага»?

– Конечно. Представьте себе, например, подлинного патриота Франции, более того, искреннего бонапартиста, которому надо сформулировать позицию (дать совет, написать статью) накануне вторжения Наполеона в Россию.

В истории бывают ситуации, и часто, когда подлинный патриотизм состоит в том, чтобы предостерегать зарвавшихся правителей от решений, которые гибельны не для них (это, может, и к лучшему), но для страны и людей...

 

374 руб.