Поиск по сайту

 

Живописный гнозис

Михаил Ямпольский

"Живописный гнозис"

Бреус

(2015)

Отправляйте заказ!
Вам повезет.

переплёт: Мягкая обложка

 Эссе “Живописный гнозис» анализирует большой гобелен Гриши Брускина «Алефбет». По утверждению художника, его работы, выполненные в русле известного «Фундаментального лексикона», сосредоточены на описании мира в категориях «Я-Оно» (терминология Мартина Бубера), то есть, через отношение с внешним социальным миром. «Алефбет» же функционирует в категориях «Я-Ты», то есть, прямого предстояния перед невидимым Богом. В эссе «Алефбет» описывается как проявление живописного гностицизма, разделявшего мир на внешний, богооставленный и невидимый божественный мир откровения.

 Для изобразительного искусства попытка иметь дело с невидимым парадоксальна, особенно для еврейской традиции с ее запретом на изображения. Переход от одного мира к другому у Брускина по-своему связан с «локальной эсхатологией» современности. Еврейский мистицизм и гностицизм всегда был бунтом против истории, в которой для евреев не было места. Мистик находил выход из катастрофической истории в визионерском бегстве от нее. И этот выход весь укоренен в изображения, картинки. Когда-то Вальтер Беньямин писал: «Подлинная картина прошлого проскальзывает мимо. Прошлое можно удержать только в образе, вспыхнувшем на миг в момент его постижения, чтобы больше никогда не появится». Эта вспышка образа иного мира и есть событие разрыва с «большой истории победителей». Это жест индивидуального спасения гностика. В эссе анализируется использование Брускиным традиции еврейского визионерства в контексте современного концептуализма.